Статья: Владимир Сапожников

Результаты визита в Москву кардинала Маттео Марии Дзуппи, архиепископа Болонского и президента Итальянской епископальной конференции, находятся под пристальным вниманием российских СМИ. Для аналитиков встречи с Дзуппи, мирным представителем Папы Франциска, являются частью изощренной и сложной ткани «личной дипломатии» понтифика, которая, однако, «может не соответствовать линии Ватикана».

Недавний визит в Москву кардинала Маттео Дзуппи, которого в российской столице встречали в качестве специального представителя Папы Франциска, произвел большое впечатление на российскую и международную общественность. Была предусмотрена неофициальная беседа с президентом Владимиром Путиным, и в последний момент кардинал даже отложил свое возвращение в Ватикан на день. Но кремлевский лидер по неустановленным причинам доверил «подведение итогов приветственной поездки кардинала в Москву» своему советнику по международным делам Юрию Ушакову, который встретился с Дзуппи во второй раз в пятницу, 30 июня.

«Сегодня мы договорились, что кардинал Дзуппи лично доложит Папе Франциску о своих впечатлениях от переговоров в Москве, и если от понтифика поступят дополнительные предложения, мы будем готовы обсудить их в любое время. Мы также решили оставаться на связи, и кардинал четко сказал, что продолжит свою миротворческую миссию, как было определено Папой Франциском», – заявил после переговоров советник президента России, согласно которому «по итогам консультаций кардинала с Папой Римским он будет возможно координировать нашу совместную работу в контексте деликатных гуманитарных вопросов». Как писала L’Unità, «обстановка становится все более сложной и на российском фронте после попытки государственного переворота Пригожина и последствий для Кремля, с арестом генерала Суровикина, считавшегося пособником главы Вагнера. «Дипломатическая попытка Ватикана, направившего кардинала Дзуппи для переговоров с руководителями Москвы, вписывается в этот сложный сценарий».

Согласно неофициальным сведениям, поступающим из Кремля, Путин был «за пределами Москвы, занятым напряженно улаживанием дел в стране, которая пребывала в шоке от попытки государственного переворота в предыдущие выходные». Несмотря на невозможность увидеться с Путиным, Кремль, ожидая письма Папы к Путину от Дзуппи, якобы в очень недвусмысленных выражениях просил Святой Престол «не откладывать визит кардинала».

«Мы неоднократно заявляли, что ценим усилия и инициативы Ватикана по поиску мирного решения украинского кризиса, и мы приветствуем это желание Папы помочь положить конец вооруженному конфликту на Украине», – заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Для российских СМИ, тщательно проанализировавших почти четыре дня (с вечера 27 по 30 июня) поездки Дзуппи, ключевыми словами визита стали «будущая совместная работа» между Россией и Святым Престолом. Согласно очень подробному анализу российского информационного агентства Regnum, визит Дзуппи представляет собой блестящий пример «личной дипломатии понтифика», которая может «не соответствовать внешней политике государства Ватикан».

В настоящее время Россия практически изолирована от западного мира и поддерживает тесные связи со странами Евразии, Африки, Ближнего Востока, Латинской Америки. Это не мало. Но для Кремля очень важно сохранить возможность прямого общения с Западом. И Святой Престол может помочь Москве открыть этот проблеск.

Есть те, кто утверждает, что Святой Престол выступает в этот трудный для России момент чуть ли не единственным собеседником. В интервью агентству Sir don Stefano Caprio, профессор русской истории и культуры Папского восточного института Рима (Пио) заявил: «Русские не могут обойтись без диалога с Римом» и Святой Престол может принести важное послание для России в этот конкретный исторический момент, который должен «восстановить истинную душу России, душу ее православной религии, ее культуры, ее вселенской традиции, но переживая это не в конфликте с миром, а как послание единства и миропонимания». По словам Дона Каприо, «Папа остается единственным другом для русских». Очень сильное заявление.

Одним словом, три дня пребывания кардинала Дзуппи в Москве представляют собой «верхушку айсберга» очень деликатного процесса, основная часть которого происходит за кулисами. В этом контексте российские аналитики, действительно просеивавшие декларации всех сторон, не упустили ни одной детали итальянских оценок: от интервью Дона Каприо до репортажей портала Affaritaliani, в одном из которых, под названием «Поездка в Москву, а затем мероприятие с антикиевским философией. Стратегия Дзуппи», автор Джузеппе Ватинно, писал: «В Ватикане, несомненно, происходит странная вещь: кардинал Дзуппи, президент CEI, украл должность у кардинала Пьетро Паролина, госсекретаря Ватикана, т.е. лица, специально назначенного следить за внешней политикой малого государства».

«Дзуппи, доставивший личное письмо Папы Франциска Путину, несомненно, является доверенным лицом понтифика и ценным каналом связи», – написал эксперт по Ватикану Станислав Стремидловский в статье «Последствия и скрытое значение визита кардинала Дзуппи в Москву». И «подтекстов», так же, как и «скрытого содержания» во всей этой истории, конечно же, хватает.

Историческая встреча в Даниловском монастыре Дзуппи с Патриархом Кириллом, которому кардинал «передал приветствие Святого Отца», Русская Православная Церковь охарактеризовала как «искреннюю и плодотворную». По словам Патриарха, «Церкви могут работать вместе, чтобы служить делу мира и справедливости. Важно, чтобы все силы мира объединились для предотвращения крупного вооруженного конфликта». Заявления Патриарха вписываются в более широкий и драматический контекст вагнеровского переворота, когда мир опасался потери Кремлем контроля над российскими ядерными арсеналами. Белый дом впервые за много лет заявил, что имел «хорошие и конструктивные» контакты с Кремлем в день переворота.

Мало кто заметил, что визиту Дзуппи в российскую столицу предшествовала поездка в Ватикан главы Иностранного отдела Московского Патриархата митрополита Антония, которого принял статс-секретарь кардинал Пьетро Паролин и многие высокие представители католической церкви, в том числе Андреа Риккарди, основатель Общины Сант-Эджидио.

По сообщениям российских СМИ, патриарх Кирилл неслучайно привел сотрудничество с Общиной Святого Эгидио в качестве положительного примера диалога между католиками и православными: «Русская Православная Церковь и Католическая Церковь имеют опыт взаимодействия даже во времена поистине неблагоприятного политического климата», – сказал Кирилл, упомянув «положительную роль Общины Сант-Эгидио», которая «в очень тяжелых условиях холодной войны, длившейся большую часть второй половины XX в., поддерживал живые и активные связи с Московской Патриархией». В ответ служба связи Московского Патриархата сообщила, что «гость подчеркнул, что даже в сложившейся ситуации диалог не должен прекращаться, а должен стать еще более интенсивным».

«Другой очень интересный факт, – пишет Стремидловский, – состоит в том, что именно в дни поездки Дзуппи в Москву префект Дикастерии восточных церквей и бывший спецпредставитель Папы Римского по Беларуси архиепископ Клаудио Гуджеротти отправился в Минск, где был принят Министром иностранных дел Беларуси Сергеем Олейником, чтобы очень подробно обсудить ситуацию в большой Евразии и во всем мире».

«Церкви могут служить делу мира и справедливости совместными усилиями», – цитирует российского патриарха информационное агентство РБК, согласно которому «Дзуппи сказал, что понтифик хотел бы услышать мнение патриарха о ситуации, а также о возможности их встречи снова». Первый и пока единственный саммит между Папой Франциском и Патриархом Кириллом состоялся в Гаване 12 февраля 2016 года.

Для Кремля очень желателен новый саммит Папы и Патриарха. Как писала итальянская версия портала Vatican News во время краткого посещения храма Святого Николая в Толмачах при Третьяковской картинной галерее, кардинал Дзуппи «остановился в молитве перед иконой Владимирской Божией Матери, которой доверил свою миссию». Вместо этого англоязычная версия (скриншот ниже) той же страницы опубликовала фотографию Дзуппи с подписью «Папа Франциск молится перед иконой Владимирской Божией Матери в Москве».

«На первый взгляд это может показаться простой опечаткой, допущенной редактором портала Vatican News. А может быть, английские редакторы уважаемого ватиканского органа знают что-то такое, чего пока не знаем мы, простые смертные?», – задавались вопросом российские журналисты.

Журналист

Владимир Сапожников