Статья: Владимир Сапожников

В 2022 г. Россия была вторым (после Саудовской Аравии) крупнейшим поставщиком сырой нефти и четвертым (после Австралии, Катара и Малайзии) крупнейшим поставщиком СПГ в Китай

Цель, поставленная Пекином: добиться полной или почти полной энергетической независимости Китая в первой половине 21 века. Страна увеличивает импорт природного газа, сжиженного газа и нефти. Вдоль побережья Китая строится десяток новых терминалов по сортировке сжиженного газа. Перетягивание каната за контроль над мировым рынком СПГ между Китаем с одной стороны, Европой и Японией с другой.

Правительство президента Си Цзиньпина призывает государственные энергетические компании Китая увеличить импорт энергии во всех формах, от нефти, до природного и сжиженного природного газа (СПГ). Китайский импорт растет независимо от мировой энергетической ситуации. Помимо импорта энергосырья Китай пытается усилить контроль над производственными площадками за рубежом, увеличивая инвестиции не только в добычу углеводородов, но и в техническую и технологическую модернизацию соответствующих экспортных инфраструктур в странах-производителях.

Эта экономическая и финансовая политика отражает стратегическую задачу, поставленную Коммунистической партией Китая, по «достижению полной или почти полной энергетической независимости Китая к 2050 г.

Согласно недавнему анализу агентства Bloomberg, Китай в настоящее время имеет наибольшее количество долгосрочных контрактов на импорт сжиженного природного газа. Китай удерживает этот рекорд третий год подряд, и к концу 2023 года ожидается, что страна станет импортером СПГ номер один в мире. Стабильность цен – главное преимущество, которое долгосрочные контракты предлагают китайским импортерам.

«Энергетическая безопасность всегда была одной из стратегических задач китайских властей. Большое количество уже подписанных контрактов позволяет китайским импортерам не беспокоиться о возможной волатильности рынка в будущем. Я считаю, что эта тенденция сохраняется», – сказал Тоби Копсон, управляющий директор гонконгской торговой компании Trident LNG.

Фактически по итогам первого полугодия текущего года Китай аккумулировал 33% всех мировых поставок СПГ на основе долгосрочных контрактов. В прошлом месяце China National Petroleum Corp. подписала 27-летний контракт с Qatar Energy на поставку сжиженного газа, а также приобрела долю в проекте, предусматривающем значительное увеличение добычи углеводородов на Северном месторождении в заливе Перч. Для диверсификации источников поставок другая китайская компания Enn Energy Holdings Ltd. подписала долгосрочный контракт с американской компанией Cheniere Energy Inc. Начало поставок по обоим соглашениям ожидается к 2026 году.

Для обеспечения стабильных энергопотоков в китайскую промышленность, вдоль побережий в ближайшие годы будет построено более десяти принципиально новых терминалов по разгрузке, регазификации и последующей сортировке сжиженного газа. По оценкам норвежской консалтинговой компании Rystad Energy, «к 2033 году импорт СПГ в Китай достигнет 133 млн тонн в год, или вдвое превысит текущую ситуацию».

В мае 2023 года Китай также значительно увеличил импорт сжиженного природного газа из России, который по сравнению с соответствующим периодом 2022 года вырос в 2,3 раза, до 930,7 тыс. тонн. За первые пять месяцев года экспорт российского СПГ в Китай увеличился на 67% и составил более трех миллионов тонн. В денежном выражении стоимость российского СПГ, поставленного в Китай, увеличилась в мае в годовом исчислении на 22,8% и до 540 млн долларов, тогда как в период январь-май 2023 года рост был равен 25,2% (2,2 млрд долларов). В настоящее время в России крупнотоннажный сжиженный природный газ, предназначенный для экспорта, производят заводы «Сахалин Энерджи» (совместный проект «Газпрома», «Мицуи» и «Мицубиси») и «Ямал Спг» (Новатэк, TotalEnergies, Cnpc и китайская Srf).

Помимо сжиженного газа, Китай увеличивает импорт природного газа через сеть трубопроводов. В настоящее время существует пять стран-поставщиков: Россия, Туркменистан, Узбекистан, Казахстан и Мьянма. В 2019 году введен в эксплуатацию новый магистральный российско-китайский газопровод «Сила Сибири» протяженностью более 3000 км, который соединил Ковыктинское месторождение на юго-востоке Сибири и Чаджанду на северо-востоке Сибири. на восток до территории Китая. Трубопровод позволяет ежегодно экспортировать в Китай 38 миллиардов кубометров российского природного газа.

Импорт нефти и газа в Китай растет из года в год

Согласно данным китайской таможни, в 2022 г. Россия была вторым (после Саудовской Аравии) крупнейшим поставщиком сырой нефти и четвертым (после Австралии, Катара и Малайзии) крупнейшим поставщиком СПГ в Китай. В прошлом году Саудовская Аравия экспортировала в Китай 87,48 млн тонн сырой нефти (-0,1% по сравнению с 2021 годом), а Россия продала в Китай 86,24 млн тонн (+8,2% к 2021 году) на общую сумму 58,37 млрд долларов (+43,9%). Амбиции Китая, направленные на доминирование на мировом рынке СПГ, не могут не беспокоить Европу и Японию, которые вновь в 2017 году подписали Меморандум о сотрудничестве с явным намерением продвигать «глобальные, ликвидные, гибкие и прозрачные» биржи СПГ.

Когда дело доходит до энергетики, антироссийские санкции не работают. По крайней мере, для Японии.

В последние годы Япония также стала одним из крупнейших и «самых воинственных» – как писал Il Sole 24 Ore – потребителей СПГ в мире. Чтобы не потерять российские источники сжиженного газа, 30 мая Токио исключил из-под санкций проекты в России, «связанные с хранением, геологоразведкой, добычей нефти, газа и сжиженного природного газа». Во-первых, смягчение Японией антироссийской санкционной политики касается трех проектов на Дальнем Востоке России: «Сахалин-1», подконтрольный «Роснефти», «Сахалин-2» («Газпром») и Arctic Spg2 («Новатэк»). И это потому, что японский консорциум Sodeco в составе Japex, Itochu, Marubeni и Inpex контролирует 30% «Сахалина-1», а Mitsui и Mitsubishi контролируют 12,5% и 10% соответственно российского проекта «Сахалин-2». Другие японские компании контролируют 10% проекта Arctic Spg2, построенного российским мультимиллиардером и президентом «Новатэка» Леонидом Михельсоном.

«Учитывая влияние (санкций – прим. ред.) на японские компании, присутствующие в России, приняты необходимые меры для обеспечения стабильной работы важных для энергетической безопасности Японии проектов», – говорится в сообщении Минэкономики страны восходящего солнца.

Япония является одним из крупнейших потребителей сжиженного газа в мире, в 2022 году 9% от общего объема СПГ было поставлено в Японию Россией. В мае 2023 года продажи российского СПГ в эту азиатскую страну вновь выросли на 9,1%, после чего доля российского СПГ в импорте Японии увеличилась до 13,22% от общего объема.

В отличие от американской Exxon и британо-голландской Shell, которые в 2022 году отказались от проектов. в России японские компании решили сохранить свое присутствие в стратегических проектах «Сахалин-1», «Сахалин-2» и «Арктик Спг2».

В марте премьер-министр Японии Фумио Кисида заявил, что «Япония продолжит участие в проектах в России, поскольку ожидается, что спрос на СПГ в стране будет продолжать расти».

Журналист

Владимир Сапожников