Путеводитель по проблемам международной экономики

Статья: Риккардо Фаллико

Если мы не вернем концепцию дефицита энергии, мы не сможем выжить в мире, питающемся только возобновляемыми источниками энергии. Планы энергетического перехода не могут не учитывать, что для удовлетворения наших потребностей ископаемое топливо должно играть определенную роль в будущем энергетическом балансе.

На РКИК 28, Конференции ООН по изменению климата в Дубае (30 ноября – 12 декабря 2023 г.), несмотря на заявления ведущего Ахмеда Аль-Джабера, султана Объединенных Арабских Эмиратов, о том, что «нет никаких научных оснований в поддержку теории о том, что, отказавшись от ископаемого топлива, мы можем смягчить глобальное потепление», дискуссия сосредоточена на инвестициях, необходимых для постепенного отказа от бензиновых транспортных средств и электростанций, работающих на ископаемом топливе. Следует отметить, что более 100 стран уже взяли на себя обязательство утроить свои мощности по производству энергии из возобновляемых источников к 2030 году. В то же время 22 страны заявили о своем намерении утроить свои мощности по производству энергии из ядерных источников к 2050 году.

США и Европа выдвинули предложения по финансированию «зеленой» политики

Соединенные Штаты и Европа уже выдвинули конкретные предложения по финансированию «зеленой» политики, направленной на сокращение чистых выбросов углекислого газа до нуля к 2050 году.

В США президент Джо Байден сделал борьбу с изменением климата одной из основ своего мандата. В период 2021-2022 годов в Сенат были представлены два закона: Закон об инвестициях в инфраструктуру и создании рабочих мест, который вступил в силу в ноябре 2021 года, и Закон о наилучшем восстановлении, который, учитывая сильную оппозицию, встретившуюся в Сенате, не был одобрен. Кроме того, в 2022 году в целях борьбы с галопирующей инфляцией президент подписал федеральный закон о борьбе с инфляцией, Закон о снижении инфляции, который предусматривал сокращение дефицита бюджета, инвестиции в проекты на территории страны по производству экологически чистой продукции энергетики и борьбы с изменением климата. По данным Объединенного комитета по налогообложению (JCT), в период с 2023 по 2033 год ожидается в общей сложности $783 млрд инвестиций, из которых $663 млрд будут в виде налоговых льгот и $27 млрд на создание фонда, предназначенного для прямого финансирования проектов или технологий по сокращению или устранению загрязнения углекислым газом или другими парниковыми газами. В отчете Credit Suisse за 2022 год выдвинуты прогнозы, согласно которым расходы на Закон о сокращении инфляции могут превысить 800 миллиардов долларов. Goldman Sachs прогнозирует, что общие расходы правительства США составят даже 1,4 триллиона долларов. Согласно исследованию Уортонского университета, старейшей бизнес-школы в мире, основанной в 1881 году, проведенному в 2023 году, расходы составили бы 1,045 триллиона долларов, а совсем недавно исследование Брукингского института, аналитического центра, специализирующегося в основном на исследованиях в области экономики, представили оценку общих расходов примерно в 900 миллиардов долларов.

Европа продвигает «Европейский зеленый курс»

Даже на Старом континенте, чтобы не поддаться конкуренции в энергетическом секторе США в соответствии с Законом о снижении инфляции, был разработан масштабный проект по финансированию источников энергии с нулевым уровнем выбросов под названием «Европейский зеленый курс» (EGD). Основными целями EGD являются экономический рост, не связанный с используемыми источниками энергии, и социально-экономическая справедливость, согласно которой все граждане должны пользоваться преимуществами зеленой экономики. Еврокомиссия также заявила, что приняла энергетическую, фискальную и транспортную политику, которая позволит к 2030 году сократить чистые выбросы углекислого газа на 55% по сравнению с уровнем 1990 года. В данном контексте, уже в 2020 году, Еврокомиссия предприняла первые шаги, объявив о новой «устойчивой» финансовой стратегии, задачей которой является обеспечение полной поддержки финансовой системой энергетического перехода, в том числе в свете экономических проблем, вызванных ковидом. Некоторые из введенных нововведений включали: новую и более четкую классификацию категорий устойчивой деятельности; стандарт для выпусков европейских зеленых облигаций. Кроме того, в процесс управления рисками была введена концепция устойчивости. В пакете в 1,8 триллиона евро, который был выделен на План восстановления ЕС NextGeneration, 37% средств, или около 750 миллиардов евро, было выделено на EGD. При этом было заявлено о намерении наполнить 30% бюджета NextGenerationEU за счет выпуска зеленых облигаций.

Обязательства Саудовской Аравии и других стран мира ради устойчивого будущего

Соединенные Штаты и Европа не единственные, кто пообещал более устойчивые будущие сценарии, как с экономической, так и с экологической точки зрения, но они, безусловно, являются теми, кто пообещал больше финансовых ресурсов для их реализации. Достаточно сказать, что на РКИК 27 в 2022 году Саудовская Аравия, крупнейший производитель нефти в мире, заявила, что готова выделить 2,5 миллиарда долларов в течение следующего десятилетия на поддержку проектов чистой энергетики на Ближнем Востоке и пообещала достичь цель достижения нулевых выбросов углекислого газа к 2050 году.

Сегодня США и Европа уже начинают пожинать, хотя и в минимальной степени, плоды своей агрессивной политики финансирования проектов чистой энергетики. Газета New York Times в период с сентября по ноябрь 2023 года подчеркивала положительные последствия политики правительства Байдена в области чистой энергетики. Даже самые маленькие компании в секторе возобновляемой энергетики получили возможность доступа к финансированию, необходимому для реализации своих проектов. Уолл-стрит, по мнению аналитиков, которых приводят авторы Financial Times, способна выделить цифру около 80 миллиардов долларов в год на финансирование разработки технологий по сокращению выбросов парниковых газов и борьбе с изменением климата.

В начале декабря 2023 года агентство Рейтер заявило, что в Европе бум инвестиций в производство электроэнергии из возобновляемых источников даже позволил существенно снизить форвардные цены на электроэнергию, которые за первый квартал упали до 105 евро/МВтч на первый квартал 2024 г., цена сопоставима только с зафиксированной до российской спецоперации на Украине (24.02.2022).

Экономико-финансовые проблемы компаний сектора возобновляемых источников энергии

Однако, похоже, как всегда, есть и «обратная сторона медали» в этой безумной гонке за стимулами для сектора экологически чистой энергетики. Газета Financial Times в начале октября 2023 года и Bloomberg в конце ноября того же года осветили экономико-финансовые проблемы компаний, работающих в секторе возобновляемых источников энергии. Основная проблема заключается в том, что правительства запустили экономический процесс, который рынок, похоже, больше не поддерживает. Глобальный индекс чистой энергии S&P, фондовый индекс, охватывающий 100 крупнейших компаний мира, занимающихся возобновляемой энергетикой, за последние 4 месяца сократился на 20,2%. Это худший результат, зафиксированный с 2013 года. Кроме того, за последние шесть месяцев на фондовом рынке США сгорела капитализация крупнейших «зеленых» компаний США, на 30 миллиардов долларов.

Возобновляемая энергия: полоса препятствий

Будущее сталкивается с препятствиями для возобновляемой энергетики. Можно выделить три циклические причины. Первая причина напрямую связана с монетарной политикой мировых центральных банков, прежде всего США и Европы, которые в недавнем прошлом повысили свои процентные ставки, чтобы противодействовать росту инфляции. Поскольку компании возобновляемой энергетики основывают свою прибыльность на долгосрочных будущих доходах, инфляционное давление, которое, с одной стороны, вызывает замедление экономики, и высокие затраты на финансирование, с другой стороны, душат их перспективы получения прибыли в краткосрочной и среднесрочной перспективе. Это делает инвестиции еще более дорогими, поскольку будущие денежные потоки находятся под давлением из-за высоких финансовых затрат, которые необходимо нести. Неудивительно, что операторы финансового рынка усилили свои позиции в нефтегазовом секторе, который благодаря прогнозам высоких цен умудряется противостоять экономическим вызовам, вызванным инфляцией и высокими ставками финансирования.

Возрождение ядерной энергетики снижает привлекательность других возобновляемых источников энергии

Еще одной потенциальной причиной будущей непривлекательности сектора возобновляемых источников энергии является возрождение ядерной энергетики. Заявления РКИК 28 – лишь последний эпизод дискуссии, ведущей к переоценке роли атомной энергетики.

Пусковой причиной является постоянное увеличение мировых потребностей в энергии: в 2022 году, хотя рост был ниже, чем в 2021 году (+2,1% против +4,9%), прирост оказался выше среднегодового показателя за десятилетие 2010-2019 годов, который составлял 1,4%. В июле 2022 года Европейский парламент одобрил резолюцию, определяющую инвестиции в газовые и атомные проекты как «зеленые» инвестиции. Когда мы говорим об атомной энергетике, на ум сразу приходят катастрофы Чернобыля и Фукусимы, которые фокусируют дискуссию по атомной энергетике только на потенциальных рисках выхода из строя электростанций. Эксперты сходятся во мнении, что случаев ядерной «катастрофы» всего три: Три-Майл-Айленд (США, 1979 г.), Чернобыль (Украина, 1986 г.) и Фукусима-дайити (Япония, 2011 г.).

Классификация ущерба, причиненного этими тремя эпизодами, находится между 5 и 7 (авария со значительными последствиями и катастрофическая авария) согласно INES (Международной шкале ядерных событий). Глядя на другие аспекты получения энергии за счет ядерного синтеза, нельзя отрицать, что это, с точки зрения стабильности поставок, гораздо надежнее, чем возобновляемые источники энергии, поскольку они по самой своей природе зависят от погодных условий территорий, где они производятся. Кроме того, следует добавить, что эффективность производства сегодняшних технологий из возобновляемых источников все еще низка. С точки зрения выбросов, производство атомной энергии имеет нулевые выбросы. Многие, однако, утверждают, что ядерная энергетика вообще не является чистым источником энергии, поскольку радиоактивные отходы, образующиеся в процессе термоядерного синтеза, крайне опасны для окружающей среды. Однако в этом отношении, возможно, уместно вспомнить, что мы часто умалчиваем об экологических издержках и затратах на переработку инфраструктур, используемых для производства энергии из возобновляемых источников: исследование американского Йельского университета показало, что за годы до прихода переработки солнечных панелей, срок полезного использования которых составляет около 25-30 лет, будет развиваться очень быстро, поскольку рынок драгоценных материалов, используемых для производства самих панелей, к 2050 году может стоить до 15 миллиардов долларов. Однако на сегодняшний день технологии переработки и восстановления материалов фотоэлектрических панелей все еще находятся в зачаточном состоянии и этот процесс совсем не так прост и безопасен, как может показаться. Уже в 2021 году журнал Technology Review Массачусетского технологического института заявил, что «переработка солнечных панелей – это боль». Что касается воздействия на окружающую среду, необходимо также уделить внимание расширению установок, будь то фотоэлектрические панели, ветряные турбины или создание бассейнов для плотин гидроэлектростанций: связанные с этим риски включают потерю среды обитания для животных, уничтожение фауны, что приводит к непоправимому ущербу окружающей среде, а также к переселению видов животных, которые необходимо эвакуировать.

Отношение конечных потребителей к энергии также диктует свои правила

Независимо от экономических или технологических обстоятельств, которые могут измениться, не меняется лишь отношение конечных потребителей к самой энергии. Энергетический переход не может быть просто политическим манифестом, оставленным на усмотрение «финансовой благотворительности» в виде программ субсидирования или налоговых льгот национальных правительств, и он не может быть даже лозунгом преходящего увлечения. Мы оставляем позади период стабильного и постоянного энергоснабжения, который заставил нас поверить в то, что нам не нужно обращать внимание на постоянный рост потребления энергии, будь то электричество, отопление и/или охлаждение или топливо для наших средств транспорта. Мы не можем признать, что все товары, первичные или вторичные, которые мы потребляем, имеют внутреннюю энергетическую ценность, которая возникает из-за затрат на энергию, связанных с производством, логистикой и распределением самих товаров.

Если мы не вернем концепцию дефицита энергии, мы не сможем выжить в мире, питающемся только возобновляемыми источниками энергии. Султан Объединенных Арабских Эмиратов на РКИК 28, возможно, преувеличивал, когда говорил о возврате к каменному веку, но, безусловно, планы энергетического перехода не могут не учитывать, что для удовлетворения наших потребностей ископаемое топливо должно играть роль в будущем энергетическом балансе.

Возможно, не случайно во всех декларациях говорится о чистых нулевых выбросах, подразумевая, что возобновляемые источники и новые технологии должны будут компенсировать выбросы парниковых газов, происходящих из какого-то другого источника.

Экономист

Риккардо Фаллико